Svētais Kurama kalns (kr.val.)

Posted in Par Reiki presē

Священная гора Курама

Гору Курама (570 метров над у. м.) обожают все углублённые в волшебство жизни гайдзины и в интернете про неё написано множество восторженных историй. Эта гора не более таинственная, чем другие храмовые горы – хотя бы синтоистская гора Фусими-Инари, что в десяти минутах ходу от универа, где в тысячах каменных алтарей «покоятся» родовые божества со всей Японии и где через лес ведут длинные тоннели из угольно-красных с чёрным тории, каждая из которых проплачена какой-нибудь акционерной компанией; в первую неделю нового года в главное святилище Инари приходят десятки тысяч людей.

В отличие от Инари, Курама – сокрыта. Она действительно обожаема гайдзинами, тогда как многие японцы её вообще не знают. Зато те, кто знает, не ограничиваются формальным общением с духами через жертвенные дощечки и поклоны, а медитируют в лесных святилищах днём и особенно ночью.

Буддийская школа, которой принадлежит храм и лес, сама по себе имеет мало отношения к Рэйки. Божество горы Курама по имени Бисямон (индусский Кубера, хранитель северного направления) сошло и упокоилось на ней, дабы охранять столицу Хэйан и даровать благоденсвие, и с тех пор пребывает на этой горе, в «чистом северном охранном пределе».

Этот предел образован горой Курама и горой Хиэй, центром японской тантры. В древности само расположение этих гор с севера столицы делало их зловещими – в сторону севера японские жрецы изгоняли злых духов, соответственно, защитный пояс на севере должен был быть особенно мощным.

Монахи храма Курама (основан в середине VIII века), как и соседнего Энрякудзи, были известны как хорошие бойцы. На горе в разное время перебывали многие известные люди крепкого духа, среди них – молодой Ёсицунэ, которого сослал туда его отец в результате кланового конфликта, кажется. Ёсицунэ, в то время ещё не ставший Великим Ёсицунэ, а будучи юношей Усивакамару, получил на этой горе уроки военного ремесла от лесных духов тэнгу. Его святилище - его маленький деревянный теремок – стоит возле храма Фудо-мёо в глубине леса, на поляне, где тренировался живой Усивакамару. Кроме Ёсицунэ, из широко почитаемых мастеров на горе практиковались во всяком разном основатель айкидо Морихэй Уэсибо, основатель Рэйки Усуи сэн-сэй и составитель одного из трактатов по военному искусству, имени которого не помню – у последнего тоже есть личный теремок на горе.

В эпоху Хэйан храм Курама, как и Энрякудзи, принадлежал школе Тэндай, а в 1949 году перешёл в руки новой секты Курама-Кокё. В основе её культа лежит понятие космического первоисточника жизни, понимаемого как триединство силы (земля), света (солнце) и любви (луна). Эти три аспекта воплощаются как богиня Каннон (観音, луна, любовь) , воинственное божество Бисямон (毘沙門, солнце, свет) и Демонический Владыка Мао: (魔王, земля, сила). Их триединство называемой Сонтэн(尊天, букв. почитаемые, великие небеса, по смыслу – Высший божественный принцип).

В религиозной концепции школы акцентируется чувство драгоценности жизни, благодарности по отношению к этому космическому первоисточнику и слияния с ним. В сравнении с более традиционными школами, набор материальных выразителей этого культа во многом нетипичен.

Путь вверх по лестнице через лес к главному святилищу размечен несколькими объектами:

раз - маленький водопад, над которым стоит статуя Мао: (обычно над водопадом стоит пламенный Фудо:-Мёо:,воплощающий ту же яростную энергию, в его случае направленную на уничтожение препятствий на Пути);

два - небольшое синтоистское святилище рядом с огромной священной криптомерией;

три – современное скульптурное воплощение идеи Сонтэн, как триединства с отсылкой одновременно на шивалингам и на даосскую пагоду первоэлементов: охваченный блестящими кольцами ясной мудрости энергетический смерч из металла, поднимающийся из металлической квадратной плоскости мирового океана всеобъемлющей любви, заканчивающийся треугольным пирамидальным навершием единства
трёх начал, да. Звучит монументально, а выглядит очень мирно среди мощных деревьев;

четыре – «Павильон Вращающегося Колеса», где за алтарной решёткой заседает шестиметровый золотой Амида с разноцветным шёлковым шнуром в правой руке. Алтарная часть устроена так, как я ещё ни разу нигде не видела: кроме деревянной решётки, от человеческого пространства она отделена приподнятой узкой террасой со ступенями и перилами. На террасе лежат подушки для сидения и огромные декоративные чётки; по обе стороны её две ниши, в левой сидит статуя монаха в настоящих очках, который, медитируя, бросал камешки в одно место и когда он перешёл, осталась большая груда камешков. В правой стороне храма, стоит группа деревянных бодхисатв. Стены алтарной части за спиной Амиды покрыты сплошной сетью золотых пузырей – пратиччасамутпада, Повсеместно Протянутая Золотая Сеть экзистенциального опыта. В Кашмире в одном из шиваистских храмов стены и потолок маленькой алтарной Солнечного Сурьи примерно в такой же манере вымощены сверкающими осколками зеркала, передавая идею всепроникающего света. А под террасой тесное, полутёмное пространство, куда заползают, пригнувшись и хватаются за цветной шнур, который держит Амида – космическая утроба. Входящим в зал хорошо видно лицо Амиды в глубине алтарной, но только под террасой, в тесноте и темноте, у подножия гигантского лотоса оказываешься один на один с Амидой, и его глаза всегда смотрят на тебя, что на входе в павильон, что под террасой. «В этот додзё люди приходят, чтобы выразить благодарность духам предков. Пожалуйста, не занимайтесь здесь гаданиями, предсказаниями и не пойте песнопений». У входа стоит вертушка с сутрами, деревянное вращающееся колесо Дхармы.

Вдоль лестницы, ведущей к главному святилищу, стекает ручей и журчит тихонько и иногда очень странно – по пути есть несколько мест с характерным только для них бульканьем и скрежетанием, которое непонятно как образуется в ручье. У места для омовения рук и рта висит табличка : «Спасибо тебе, вода».

Главное святилище обращено лицом к горе Хиэй, алтарная часть его слишком заглублена, чтобы что-нибудь увидеть, и вход туда перегорожен. По идее там хранится статуя Каннон. Не исключено, что эту статую открывают для доступав определённый день, как ту Каннон, что хранится закрытой в Храме Киёмидзу – Диснейленде для народа. Перед святилищем на панорамной площадке выложена камнем большая мандала.

На краю площадки плоский камень – «ложе парящего облака», под которым был зарыт священный свиток с сутрой – обычно списки сутр хранятся внутри пагоды или в реликварии. За камнем только широкий охват бархатных тихих гор, Киото отсюда не видно.

За главным святилищем начинается лес с оленями и кабанами. Через него ведёт Кедровая тропа, где корни деревьев выходят на поверхность чересчур каменистой земли. Эти корни одна из достопримечательностей и символов горы Курама. Идея в том, чтобы, идя по тропе, не наступать и не ранить эти корни, благодаря деревья за дарованный ими чистый воздух и чувствуя жизненную силу, позволяющую им цепляться за жизнь мощными корнями. Всё это декларировано на табличках вдоль тропы – так же, как в жилых кварталах города декларировано, что при встрече надо улыбаться друг другу, растить детей в мире и любви и ценить любую жизнь как свою собственную. Тропа ведёт к поляне, полностью оплетённой корнями, и за хаткой с алтарём стоит священное мёртвое дерево – останки мощного ствола, обёрнутые симэнава.

Внутреннее святилище в самий глубине леса это хатка для медитаций, из которой видно священные серые валуны, разрубленные на части мечом Ёсицунэ. Молчащие камни, тихое место, надпись «остановим террор, прекратим войну, помолимся за мир».

В ночь майского полнолуния в Курама-дэра праздник. На веранде перед закрытым главным святилищем расставлена тысяча свечей, каждый приходящий берёт одну, ставит перед собой и сидит в медитации.

Кто устал – заворачивается в одеяло и спит тут же или в подземном многоэтажном храмовом здании. От служителей храма получают чай и булку. В три ночи все встают, и начинается церемония, включающая сожжение жертвенных дощечек на костре посередине каменной мандалы и распевание длинной мантры до рассвета. Очень трогательная, экстремально мирная ночь, освещённая свечами и луной, множество людей в темноте разбелись по священному лесу, разговоры вполголоса, смех, дряхлая старушка – потомственная жрица, поющая песнопения перед людьми. Похоже на новогоднюю ночь. Красивый спектакль. Кто проникся – тому счастье.

В числе проникшихся как раз и были мои многочисленные знакомые всех европеоидных мастей, который пришли на этот праздник и обнаружились только с рассветом – они всю ночь просидели за святилищем Фудо и приползли на церемонию. Все были счастливы быть вместе в прекрасном лесу в прекрасную ночь. Среди японцев около половины практиковали Рэйки, остальные просто пришли на праздик, многие похихикивали, мантру пели все. Один гайдзин всю ночь явно не понимал, что здесь происходит и очень активно смотрел.

Кроме мантры в завершение церемонии все вместе со жрицей прочитали по бумажке художественный текст, насыщенный китаизмами, что-то вроде символа веры школы Курама-Кокё.

«Слова, записанные в сердце»

Земля и небо – необъятны.
Годы и века – бесконечны.
Мозгов с каплю имея, своим узким умом
мы стремимся постичь тайные законы природы.
Нашей коротенькой человечьей жизнью хотим измерить
вечное время-пространство, что не имеет конца и начала.
Грибы-однодневки (朝菌)не знают, как один год сменяет другой.

Бабочки-подёнки не ведают смены времён года.
Среди людей даже долгожителям не так просто приобщиться
к Бепредельности (無窮).
И жизнь бабочки-подёнки длиной в один-единственный вечер –
И тысячелетняя история процветающего рода –
И то, и другое есть лишь один вздох Самосущего (天然).

На миг – в человечьем обличье.
Призрачность пронизывает действительное,
мелкое проникает в величайшее.
И это ничтожное тельце скрывает в себе частицу
кристальной незамутнённой сущности.
В её непрестанном изменении сокрыто непреходящее,
Расширяясь, она беспредельно широка,
Обнимая луну, солнце и звёзды,
она выходит за пределы девяти небес –
Сжимаясь, она бесконечно мала,
Сокрывается меж мельчайшими атомами,
в глубине девяти земель.

Если проникнуть в основу этой сущности -
Не станет вселенной, не будет космоса,
Широчайшая беспредельность трёх тысяч миров
сокрыта в горчичном семени,
Вечность без конца и начала вмещается
в миг высекания искры.
Поразительно сердце наше.
Чудесно сердце наше.

Ваше сердце услышало мудрость и бесконечность этой мантры?...

Администрация сайта выражает благодарность автору статьи.

Kontakti

Telefons: (+371) 20006245

Alternatīvās medicīnas centrs
«Reiki Gaismas Skola»

Latvija, Rīga, Brīvības iela 98
3.stāvs (ieeja arkā), LV-1010

Atbalsti mūs